Продать телку — и почти умереть!

Истории из жизни.

продать телку

— Не знаю, помните ли вы, — закурив трубку начинает дядя Николай очередной свой рассказ. — Когда-то здесь со мной работал такой Василий . Прекрасный человек и в работе, и помочь кому-то, и выпить в компании. Тогда шли Пасхальные праздники, а на праздники, сами понимаете, нужно много денег. Вот Василий задумался, что делать? Получка еще не скоро, а желание отметить праздники не проходит. У Василия на хозяйстве было две коровы и телка. Мужчина посоветовался с женой и решили продать телку. Три коровы держать многовато, а если продать телку, денег хватит на праздники, еще и на черный день что-то останется.

В субботу еще и не рассвело, как Василий уже погнал продавать телку на базар.

Гонит он продавать телку, да думает: «Продам телку по хорошей цене, какую-то копейку тоже от жены скрою, а то с получки все деньги до копейки выбирает». От таких мыслей настроение у Василия поднялось. Когда гнал продавать телку, думал, что долго это времени не займет: приведет телку на базар, продаст, еще и в разливайку будет когда зайти.
продать телку
Пригнал Василию продавать телку на базар, а там куча скота, привязал он ее и стал ждать. Люди ходили, смотрели, но по той цене, что хотел Василий, покупать никто не хотел. Скота много, есть выбор. Стоял час, другой. Тогда Василий цену ослабил, но все равно продать телку не удается. Василий еще сбросил. Уже люди постепенно начали с базара собираться, как наконец Василий продал телку. Взял немного, даже нечего было от жены спрятать. Вернул в разливайку, выпил сто пятьдесят, да пошел понемногу домой.

Когда вышел из рынка, то увидив кучу людей. Подошел Василий, смотрит, а там в наперстки играют. Протиснулся он туда, где играют и начал смотреть. Посмотрел Василий игру и пару раз угадал, где под наперстком шарик. Играл бы сам, но жаль денег. А наперсточник будто угадывает его мысли, говорит: «Играйте, дядя, на первый раз деньги платить не надо! А как угадаете, то я вам плачу». Кладет сто гривен и начинает совать наперстки. Совал долго, наконец остановился и говорит: «угадывает, дядя!» Василий хорошо следил за наперстками и увидив, где остановился наперсток с шариком. Думает: «Это мне ничего не стоит, сыграю, и вслух сказал, показывая на наперсток, — Этот!» «О, вы выиграли, дядя!» — Тай дает Василию деньги. Василий берет и не верит, что выиграл.

Молодой отдал деньги и на Василия уже и не смотри, что его нет, вновь начинает совать наперстки. Василий снова увидел, под каким наперстком шарик, кладет деньги, что выиграл, да показывает на наперсток. «Вы снова выиграли, дядя!» — Говорит молодой человек и дает Василию выигранные деньги. Затем Василий проиграл. Проигрыш только разгорячил Василия. «Ничего, — думал он, — в следующий раз выиграю! Надо только хорошо смотреть». Он еще раз заплатил деньги и снова проиграл. Затем еще раз проиграл …

Пришел в себя Василий, когда в кармане у него не осталось ни иднои копейки. Он начал молодому за деньги говорить, не подумал, когда начал играть, что целую телку что продал проиграл, что дома жена скажет. Взял молодого за грудь, но сделать ничего не успел. Поймали его за руки два быка, здоровы, как наш кузнец Влад, а, может, еще и здоровее. Отвели его от наперстков, дали пинок в задницу, да бросили в канавк. Вылез Василий с канавы, утирается от глины и пыли, на глазах слезы. А вокруг смеются: «Что, много денег проиграл, на дорогу что-то осталось? Вот уже будет тебе дома !» Люди еще что-то говорили, но Василий уже то не слышал. Едва передвигая ноги, пошел с рынка.

Поэтому идет он домой и туманится, что дальше делать. Жена как узнает, то из дома выгонит. Надо что-то придумать, где деньги за телку делись. Уже в село почти как полпути осталось, а он так ничего и не придумал. И от того ему внутри аж нехорошо стало, и так прижало в туалет, что смотри: домой не донесет.

Обратил Василий с дороги, зашел в лес, бросил на землю шнурок,что от телки остался, сбросил скоро штаны и сел под ель. Сидит он в ООО еловый, стонет, тужится и смотрит на землю, на шнурок. И здесь ему что-то как бы в голову ударило. Он придумал, как заморочить жену. Сделал свое дело, натянул штаны, взял в руки шнурок и уже чуть ли не бегом поспешил домой, потому что было позднее время. Пришел домой, а жена сразу к нему:

— Где так долго был? Сколько взял за телку?

— Дай мне покой! Я сам не свой! Здесь такое стало … Пригнал я продавать телку на базар, а там скота куча, а купцов мало, я должен немного убавить цену. Все равно никто не покупает, я еще немного опустил, вновь то же самое, только спрашивают и уходят. Постоял я с телкой до конца базара, да ушел с ней домой. Где-то на полпути что-то в середине заболело, что должен бежать в кусты. Да телку не мог оставить одну на дороге, забрал с собой в лес, привязал к дереву. А сам сел недалеко справить нужду. Не долго и сидел, здесь что-то как залает, как завоет. То псы, то волки!

Телка, как почувствовала, как рванула, шнурок оборвался. Пока я натянул штаны, телки уже и след простыл. Два часа искал ее по лесу — ни слуху, ни духу. Пришел сказать тебе что стало, да опять пойду искать.

Жена, как услышала, то сначала у неё язык отобрало, а когда немного отошла, то и говорит: «Куда ты сейчас пойдешь? Сейчас через час стемнеет. Завтра, как розведнеется, пойду к сыну, позовем соседей и пойдем искать». На второй день очень рано пошли искать телку где-то около 10 человек. Искали везде, а женщина взяла родствеников с машиной и поехала по соседним селам. Два дня искали телку — никаких следов. На третий день люди говорят:

— Нечего больше искать! Наверное, волки где-то загнали телку в лесу, да загрызли …

Василий для вида погрустил немного, даже слезу пустил, а жена два дня проплакала, да на том закончилось.

Через полторы недели пришли Пасхальные праздники, телка постепенно забылась. Прошла Пасха, к ним в гости приехала племянница из города. Уселись за стол, немного выпили, закусили, жена и начала рассказывать, что произошло с телкой.

— А когда это было? — спрашивает племянница.

— Уже полторы недели прошло, — говорит жена.

— Это не может быть, тетя! В ту субботу я встретила дядю Василия на рынке. Он как раз шел домой. Я его звала, но он как бы не слышал, шёв как очумелый. Я хотела еще раз его позвать, но какоой-то мужчина мне говорит: «Оставь его. Он как дурной еще, говорят, что проиграл в наперстки все деньги за корову.

— А черт бы тебя побрал! — закричала жена и схватила кочергу, но Василий того не слышал. Он, как пуля, вылетел из-за стола, натянул ботинки, да выбежал из дома.

Два месяца Вася не показывался домой, был «на баранах». Жил и ночевал в горах, где работал. А когда начался сенокос, жена через людей передала, чтобы Василий возвращался домой,а то останутся без сена. Первую неделю женщина не говорила с ним, но есть готовила. На вторую неделю начала говорить с Василием.

С тех пор прошло уже много лет, но Василий не играет ни в карты, ни даже в домино. А когда в городе увидит, что играют в наперстки, то убегает оттуда как от огня.