Поездка в Москву.

Истории из жизни.

поездка в Москву
Была я как-то в гостях у племянницы в Кировограде. Такой работы, как в селе, там нет, то занимали мы с соседками на лавочке, и говорили о том о сем. Одна из женщин говорит: «Пусть Даша расскажет, как баба Даша сделала поездку в Москву!»

А баба Даша была небольшого роста, в возрасте, но такая вертлявая, будто ей было 17 лет. А уже шуточная; нет слов! И вот начала она свой рассказ:

— У меня и дочь, и зять, и внучка — все имеют высшее образование, а как распался Союз, все остались без работы. Кто-то им и посоветовал ехать в Россию на заработки.Вроде как, что ни поездка в Москву-сразу потом прибыль!Вот они и собрались на поездку в Москву. Хотя я и отказывала, они все равно поехали. Уже год, как они там пишут, что есть работа, платят хорошо, снимают квартиру. Хорошо, думаю, поеду я к ним и посмотрю, как обустроились.

поездка в Москву

Держали мы с мужем большое хозяйство, в том числе двух кабанчиков. Одного продали, а второго планировали зарезать осенью. Однажды ночью слышу собака лает. Вышла и я вижу, люди ?! Двое мужчин гонят моего кабанчика к калитке. Я как закричу-«Это моё.Поездка в Москву меня ждёт!» Они бросили кабанчика, а сами наутек. Я за ними. Вижу забежали в третью дом от нас, а там жили бездельники-пьяницы.

Прибежала домой, сказала мужу. Он пошел к ним. Так они на коленях просили прощения, просили, чтобы он не заявлял в милицию. Мужчина не заявил, но предупредил их, чтобы больше на наше подворье и носа не показывали.

Зарезали мы того кабанчика, и я собралась в дорогу.Ведь нас ждала поездка в Москву! Сумки обшила заплатами, сама оделась кое-как, чтобы на таможне ко мне не приставали. Приехала. Нашла ту квартиру, стучу в дверь, слышу: «Заходите, не заперто!» Я только переступила порог, а внучка Света как закричит:

— Бомжиха, ушла! Ходят тут всякие! Самим есть нечего.Или поездка в Москву,халява!

Тогда я ей в ответ:

— Ты, Светочка, родной бабы не узнала?

— Ой, бабушка Даша, чего же ты вырядилась, как будто бомжиха?

— А потому, что говорили, что на таможне все забирают, а они мне даже сумки помогли поднести.

Разложили мы все продукты в холодильник, и начала я внучку расспрашивать. Спрашиваю:

— Где твой муж работает?

— Не знаю, потому что мы с ним уже не живем вместе — оказался голубым.

— Как это голубой?

— Да! Вот Саша, вот Миша. Мужчины сами по себе. а живут, как мужчина и женщина.

— Боже мой! Сколько прожила, а такого не слышала, — говорю я.

— Вышла за другой, как бы все в порядке и деньги есть, но оказался вором, сейчас находится в СИЗО. Теперь я снова вольная пташка.

— А отец что делает?

— Грузчиком, а вечером идет на мокруху.

— На какую еще мокруху?

— Насобирает пустых бутылок в парке, сдаст и с такими, как сам, наберут пива — вот такая мокруха.

— А мать где?

— На тяп-ляп.

— А это что такое? — Спрашиваю.

— Стирает белье новым русским.

— А отец хоть не бьется?

— Он не успевает. Мы ему на ноги оковы, на рта намордник и лежит, как миленький. Даже рэкетиры от нас сбежали, когда увидели его в таком состоянии.

— Ой, дети, вы так унижаетесь? Вы здесь, как рабы.

— Так и есть, — говорит Светка.

— Так езжайте домой, в деревню.Поездка в Москву тебе не в радость. Живут же люди, держат хозяйство, то и вы будете держать скот, и будете знать, что на себя делаете.

— Осенью приедем, бабушка, — говорит внучка.

— А где же ты работаешь? — Спрашиваю ее.

— Я, бабушка, инженер машинных душ.

— Как это? — Спрашиваю.

— Да, мою машины новым русским.

— А хоть платят?

— Платят, а, бывает, и нет. Одному помыла, а он не заплатил. Я купила черной краски, развела ее соляркой. Других предупредила, чтобы ему никто не мыл. Приехал, никто ему не моет. Он ко мне, я взяла стакан и облила его белую машину, еще и ему досталось. Он ко мне драться, а я, когда училась в институте, занималась каратэ и боксом. Так дала ему в челюсть и выбила золотой зуб, а он сначала бежал, а потом вернулся с полицией. Они ко мне, а я к ним с гранатой.

— С какой гранатой? Ты что, Светочка!

— Это не настоящая, муляж! Я еще подрабатываю в театре. Тот милиционер вызвал опергруппу, а я на них наставила автомат, тоже муляж. Они остановились и говорят: «Чего ты хочешь?» «Пусть тот отдаст мои 100 долларов!» — Говорю. Отдал. А ребята, когда рассмотрели мой автомат, начали хохотать, и говорят: «Вот, ты, хохлушки, додумалась! Приходи к нам работать!»

Затем Светочка спросила меня:

— Бабушка, а ты была в театре?

— Нет, никогда, — говорю.

— А я тебя поведу, но сначала мы заработаем денег.

— Как это заработаем?

— Я тебя одену по-восточному и скажу, что ты целительница. Ты не говори, а только води руками, переводить буду я.

Надела она мне черный парик, повязала на голову какой-то тюрбан, прицепила искусственные ресницы, накрасила. Я, как посмотрела в зеркало, с перепугу чуть не упала. Вышли мы из квартиры, посадила она меня на коврик по-турецки, ноги болят, но сижу, терплю. И где те люди взялись? Света зазывает, а я руками над каждым пациентом «работаю», уже немного и денег насобирали. Правда, ноги болели так, что я уже терпеть не могла и начала проситься:

— Света, я больше не могу! Когда слышу голос: «Мишка, ето же шарлатаны, Бей их!»

С меня сразу же содрали парик, но побить не успели. Внучка отбилась от обоих, и мы убежали. Только в квартире я поняла, что потеряла туфли. А внучка говорит:

— Такую, как у тебя, обувку, я принесу с помойки, пожалуй, еще и лучше будет,может поездка в Москву и окупится!

В театр мы пошли на следующий день. Скажу я вам, люди, как там красиво! Замечательные голоса, которая одежда! Действительно, прекрасно. Вот так баба Даша в Москву ездила!.