Напиток из мёда.

Истории из жизни.

напиток из мёда
Истории из жизни.
Интересно, что у литовцев в междувоенный период напиток из мёда не был в слишком большом почете — подобно возрождения славянского, крестьянский реванш инстинктивно стремился избавиться всего барского . «Счастливые будут те времена, — писал выдающийся межвоенный львовский знаток медоварения профессор Цэсельски , — если вместо водки и пива наш мужичок будет подкрепляться собственным напитком, приготовленным из меда и фруктов». Не знаю, услышали литовцы того профессора, но былая слава ковенского напитка обязывала, и наконец исторический символизм победил отвращение к господской культуре. Уже после войны, точнее после смерти Сталина, нашлись энтузиасты возрождения напитка из мёда, и в 1959 г. в городе Стаклишкес было учреждено предприятие Lietuviškas midus — «Литовский мед». Достаточно быстро его продукция стала восприниматься как визитка литовской национальной кухни. Трудно представить, чтобы создание такого предприятия мог одобрить какой-нибудь Киселев или Машеров — и вовсе не из страха перед Москвой, как наивно полагают некоторые, а именно с органической внутренней отвращения. Литовцы же помимо собственно напитка из мёда возродили еще и родственные ему суп и сукцинис.
напиток из мёда
В Польше напиток из мёда до сих пор изготовляют многие производители, ежегодно проходят конкурсы на лучший сорт. А от 2008 г. польские мёда, как тип напитка зарегистрированы Европейской комиссией как «Традиционный специальный продукт гарантированного качества». Конечно, в общем объеме потребления алкогольных напитков мёда и в Польше, и в Литве занимают всего несколько процентов рынка. Однако это знаковая важная ниша: продукты, через которые можно прикоснуться к настоящей национальной истории. Медовары-практики, а также многие поколения мемуаристов, историков, технологов, которые зафиксировали и передали последующим поколениям технологию и терминологию, удовлетворяют потребность людей в неискаженном восстановлении идентичности. Нужду, которой абсолютное большинство славян, кажется, не чувствует.

Очевидно, что сегодня искренняя большинство славян инстинктивно боятся барского меда. Так как чувствует, что за напитком из мёда скрывается ответственность и профессионализм. Это же не солгать и не попонтуешся, как на каком-то сознательной встрече весны в 80-х. Здесь нужно реальные старые рецепты изучать, соревноваться с лучшими образцами — с реальными, которые можно или нет в любом магазине приобрести. А как известно, самое неприятное в жизни — ждать и догонять. Намного проще уверенно объявить, что настоящим словянским напитком издревле был не какая-нибудь «этнамбуля» и что именно напившись ее, старинные кривичские литвины гоняли жмудинских литовцев и краевых «ляхов» вплоть до Балтики, каждый раз победно возвращаясь в кривичско-литвинский Вильнюс. Ну так как же теперь принимать тот польско-литовский питьевой мед — как символ исторического поражения от тех неудачников да фальсификаторов национальной этнической истории?

А чтобы избавиться от фрустрации, лучше презрительно назвать тот напиток из мёда «медовухой». Мол, знаем мы этот глуповатый господский выпад, но противимся — ой, неискренний! А между прочим, сегодня уже и в братском рунете можно прочитать чуть ли не на любом посвященном меда сайте: «медком» и «медовухи», появившиеся в XVII-XVIII в. И дошли до наших дней, готовятся по другим рецептам и имеют мало общего с классическими медовыми напитками. Во время их изготовления небольшое количество меда разводится в воде, после чего к полученной смеси добавляется алкоголь. Соответственно, они отличаются как по содержанию вредных веществ (кислоты, сивушных масле и т д.), Так и по ароматической-вкусовых показателях.

Никогда не унижали напиток из мёда, называя его «медовухой»! МЕДОВУХЕ по своей сути и смысла родственны разруха, старуха, проруха, никого не убирает, бытовуха, чернуха, порнуха и т.д. А вот Питьевой Мед (miód pitny, midus, mead — всегда Он, всегда торжественный и достойный) с этим низким жанром, с этой подчеркнутой крепостной небрежностью и голенищем никогда не имел ничего общего.