Человеческая доброта и добрые дела людей — первые шаги в лечении рака крови!

Истории из жизни.

добрые дела людей, человеческая доброта, рак крови,
Истории из жизни.
Все болезни приносят в нашу жизнь несчастья и боль за близких нам людей,особенно если это рак крови.Но человеческая доброта и добрые дела людей делают чудеса!И вол одна такая история из жизни.
На улице шел снег. Белые пушинки, которые с самого утра заполонили весь город, непрестанно сыпались с небес и оседали на все еще зеленой траве, жались к деревьям, облепляли крыши небоскребов и маленьких газетных «ларьков». Люди не замечали метаморфозы, которая проходили с природой и этим городом:в сумерках окрестности за несколько часов изменила свои черные наряды на белую и чистую одежду — а люди спешили по своим делам. Девушка в демисезонной курточке — она сознательно выбрала этот наряд, чтобы привлекательно выглядеть в глазах юношей и мужчин, — опаздывала на занятия в университет и раз за разом, быстро переминаясь с ноги на ногу, поглядывала на часы … У автобусной остановки старушка,с человеческой добротой, в простой вязаной шапочке кормила стаю местных голубей,к которым быстро присоединились наглые воробьи: от больших ломтей черствого батона за несколько минут не осталось и следа, зато на укрытом снегом, бы простыней, тротуаре чернели птичьи письмена … Молодая женщина со всей силы тащила за руку свою годовалую дочурку : малая, кашляя, упиралась как могла, чтобы только не идти в поликлинику, чтобы только не видеть тетя в белых халатах, которые вновь будут колоть ей пальчик, — а женщина по-прежнему тянуло малышку и злилась, потому что опаздывала на работу.
добрые дела людей, человеческая доброта, рак крови,
В этот день снегу радовался только Ванечка,хотя ему было не до человеческой доброты и добрых дел людей. Если можно было бы подняться на высоту пятого этажа и заглянуть в окошко двадцать третьей квартиры, можно было бы увидеть беленькое, как свежевыпавший снег, лицо пятилетнего мальчика, его глубокие и не по годам взрослые глаза: старичок в теле ребенка. Прижавшись одной щекой к холодному стеклу, мальчик взглядом ловил белокрылых бабочек. Он знал, что это не снег, а перышки ангелочков. Еще несколько дней назад, когда тошнота не упускала малого из своих объятий, мама, которая не отходила от сына ни на шаг, гладила его по бледным лице и рассказывала сказки про волшебную страну, драконов, рыцарей, мышиного короля и бесстрашного Щелкунчика … Но голос мамы , такой близкий и до боли знакомый, долетал до малого бы с другой комнате, тише, а, случалось, и вообще исчезал — мальчик проваливался в тяжелый сон,рак крови давал о себе знать
— Ванечка, маленький, — непрошеные слезы катились по усталым и постаревшим за несколько дней лице молодой женщины, которая пыталась изо всех сил сдерживать себя, чтобы не расплакаться просто здесь, у кровати своего сына. — Мы с тобой поправимся … Мы будем здоровыми. Только ты терпи, и я с тобой буду терпеть — вместе мы сможем все. А в следующем году, на следующее Рождество обязательно, как я тебе и обещала, поиграем в снежки, сделаем настоящего снеговика — большого, краснощекого с маленьким носиком-морковкой. А снега намели целые сугробы! — Она остановилась, зглотнула терпкий соленый комок, мешавший говорить, и продолжила, несмотря на то что мальчик спал. — А знаешь, откуда берется снег? Это ангелочки на небе ссорятся — но не так, как люди, со злостью, а с улыбками. И если они щиплют друг друга за круглые бочки, из их крыльев облетают перья, которые до нас, людей, прилетают белыми пушистыми снежинками …
Ирина тихонько заплакала. Она бичевали себя за то, что так мало времени уделяла своему Ванечку. Два года назад их бросил Сережа и ушел жить к другой женщине. Тогда она никак не могла поверить, что он, ее Сергей, такой нежный и хрупкий, мог предать. Даже в самом страшном сне она не могла увидеть это. Ирина никак не могла понять причину ухода мужа и мысленно по сотне раз в день перебирала события их совместной и, как ей казалось, счастливой жизни: искала ту точку отсчета, когда они с сыном стали для Сергея чужими. Но не находила: после работы мужа ждала вкусный ужин, всегда выглаженные рубашки, а однокомнатная квартира сверкала чистотой, несмотря на то, что трехлетний Ваня, как и все дети этого возраста, лез во все уголки, доставал из книжного стеллажа журналы, на кухне рассыпал то муку, то сахар, рисовал на обоях …
В висках пульсировали последние слова Сергея, которые он бросил на прощание холодным и чужим голосом: «Я ухожу. Навсегда. У меня есть другая женщина, без которой я не могу жить, работать, дышать «. Ира не плакала и НЕ заламывают руки в истерике — она просто ничего не понимала. Стояла, ошеломленная и смотрела на дверь, которая несколько минут назад закрылись за человеком, которого она любила больше, чем себя. Она не могла, не представляла своей жизни без Сергея.
В первое мгновение ей хотелось броситься за ним, упасть на колени, просить, кричать, чтобы он не уходил, чтобы пожалел ее и сына — но внутренний голос упорно говорил: «Поздно … Очень поздно «. Разбитые отношения, конечно, как и вазу, можно склеить, но цветы, которые в ней стоят, рано или поздно все равно исчахнут: через тоненькие, невидимые для человеческого глаза трещины, которые клей собой не заполнил, все равно будет просачиваться и убегать вода.
Ира жалела себя и вспоминала свое сиротское детство, которое провела в казенных стенах. О своих родителях она ничего не знала: когда ей было два годика, они погибли в автомобильной аварии: пьяный водитель, как после выяснило следствие, выехал на встречную полосу — в семейной паре не было ни единого шанса выжить. Так в одно мгновение Ирина осиротела. Единственной бабушке девочку не отдали: возраст не позволял пожилой женщине, по мнению социальных работников, хорошо заботиться о малышке. Так Ирочка сначала попала в дом малютки, а через год — в детский дом.
Детство закончилось, не успев начаться. Именно здесь, в общежитии, Ирина познала соленый вкус жизни: старшие дети практически не знали что такое человеческая доброта, били малых и забирали последние сладости, которые те несли из столовой в сильно сжатых ладонях, — но это еще можно было стерпеть. Куда более нестерпимым было то, что к маленькой Ирочка перестала приходить бабушка. Девочка, когда остальные дети спали, тайком на цыпочках, чтобы не выдать себя нянечке и воспитателям, проскальзывала на «дежурный пост» и весь тихий час стояла у окна, всматриваясь в прохожих, которые по своим делам ходили под самыми окнами общежития,верила в добрые дела людей,которых она видела. Она ждала свою бабушку — единственного человека в мире, кто любил ее и жалел. Когда Ирина поняла, что бабушка Таня не придет ли ни завтра, ни через неделю, в общем — никогда не придет, она твердо пообещала себе, что когда вырастет и станет взрослой, то никогда-никогда не бросит своего ребенка, что у него, в отличие от ее самой, будут самые вкусные конфеты и самые лучшие игрушки, что у него всегда будут мама и папа и он не узнает, что такое холод казенных стен и людских сердец …
… Она никак не могла найти себя после ухода Сережи, и именно то детское обещание, которое она дала себе в общежитии, заставила женщину вернуться сюда, в этот мир, вырвала ее из паутины самобичевания и разбитых иллюзий. «Я должна жить ради Ванечка — у него, кроме меня, никого нет, о нем никто не позаботится, — думала Ирина стоя у зеркала и вглядываясь в свое почерневшее от переживаний лицо. — Пусть Сергей счастливо живет со своей пассией. Мы без него не пропадем и мешать ему не будем … Я есть у Ванечки, он — у меня. Это — главное. Вместе мы будем счастливы «.
Мальчика женщина отдала в детский сад: на удивление, такой домашний и спокойный Ваня очень быстро привык к новой обстановке: ему нравились дети, с которыми он ходил в одну группу. И с воспитателем им повезло: Елена Петровна сразу нашла подход к мальчику.
Заведя малыша в сад, Ира бежала на строительное предприятие, куда после декрета устроилась работать бухгалтером. Она сразу отказалась от алиментов. Решила для себя раз и навсегда, что подачки бывшего мужа им не нужны. Она сама сможет полностью обеспечить Ванечку.
Молодая женщина не сторонилась подработок: вела счета нескольких частных фирм. На домашнем компьютере были установлены все необходимые программы, поэтому женщина по вечерам обычно работала. Вот только времени на маленького Ванечку не хватало катастрофически. Да, у него были самые новомодные игрушки, о которых можно только мечтать, и красивая одежда, Ирина не жалела денег на заморские фрукты и всегда приобретала самые лучшие продукты — но на предложения малого «Мам, давай поиграем», «Если выпадет снег, мы слепите снеговика? «,» Мама, почитай мне сказку «обычно отвечала дежурное» завтра «.
Круговорот постоянного заработка денег и нехватки времени приостановил телефонный звонок: Елена Петровна, воспитатель Ванечка, просила, не мешкая, приехать в садик: у мальчика поднялась такая высокая температура, что даже пришлось вызвать скорую помощь.
Четыре месяца скитаний по больницам, многие анализы, ультразвуковые исследования — но врачи никак не могли поставить точный диагноз. А Ирина не могла объяснить маленькому Ванечку, почему он не ходит в садик, почему он не засыпает в своей кровати под мягким одеялом в медвежатах и почему они так долго не едут домой. Ни мальчик, ни его мать не знали, что дорога домой, в их маленькую, но такую уютную квартиру в небольшом украинском городе, растянется на целый год, который будет наполнен не только болью и отчаянием, но и верой, и надеждой, и той безграничной материнской любовью, которая может вырвать своего ребенка с самого ада.
Непонятный для Иры медицинский термин «острый лимфабластный лейкоз»(рак крови) шокировал ее. Она стояла, растерянная, и смотрела на врача.
— Рак крови, — тихо сказала женщина в белом халате. — Как показывает практика, если не терять времени и сразу начинать лечение, то гарантия выздоровления — девяносто процентов.
Ирина услышала только слово «рак» — внутри все оборвалось и полетела куда-то вниз: жизнь разбивалась на мелкие осколки. Страшный крик матери, которая может потерять свое единственное дитя, потряс больничную пространство.
Двое суток Ирина плакала — и не было ни одного человека, кто бы протянул ей руку помощи в это сложное время. Она стала опять той девочкой в общежитии — маленькой, одинокой, неуверенной. Бабушки Тани, в объятиях которой девочка переставала бояться этого мира, нет. Сергея — ее Сергея, за которым она чувствовала себя как за каменной стеной, тоже больше нет в ее жизни. Одна — и больной Ванечка, которого только она может вытащить из когтей этой страшной болезни.
Отчаяние изменился уверенностью, что сынок поправится. Она поставила на уши весь город, за сутки прочитала всю доступную в интернете информацию о раке крови и нашла нужную больницу. Средств, которые она откладывала на летний отдых, не хватило бы на лечение в Израиле, поэтому Ирина с больным сыном поехали в Беларусь в один из республиканских центров — на первый взнос денег должно хватить,а там будет расчитывать на человеческую доброту в помощи на лечение.
Химиотерапия, капельницы, уколы … Ирина смотрела на своего сына, на побелевшие лицо и лысую головку, которую еще несколько месяцев назад украшали пшеничные завитки, — и улыбалась, хотя ее сердце разрывалось от боли: Ванечка должен видеть ее сильной, только так они победят болезнь.
А в редкие минуты, когда мальчик чувствовал себя лучше, они вместе делали игрушечных снеговиков: Ирина вручную шила маленькие тельца, а Ваня цветными фломастерами рисовал им глазки, губы и носик.
Если в социальных сетях появилось фото снеговиков — сотни сообщений из России, Канады, Израиля, Англии, Италии посыпались на электронную почту Ирины — каждый,отзывчивый на добрые дела человек, хотел приобрести себе такую игрушку перед новогодними праздниками. Мама с больным сыном физически не успели бы сделать такое количество «снежных» человечков …
По всей Беларуси начали собираться неравнодушные люди и шить маленьких щекастый снеговиков, чтобы собрать сумму, которой не хватало на лечение маленького Вани, чтобы спасти единственного сына женщины, на долю которой выпало так много испытаний, чтобы сделать этот мир чуточку лучше.
И посыл «Ванечка, выздоравливай!» сотен людей, которые шили снеговиков, не мог не услышать Вселенную.
***
Город, в который через год вернулась Ирина из Ванюшкой, заполонили белокрылые бабочки видимо, ангелочки, которые вновь разыгрались в пухлых больших облаках, решили подарить людям настоящее снежное Рождество. Ирина не спускала глаз с фигур мальчика и мужчины, которые бегали вокруг крупного снеговика и играли в снежки. Ванечка убегал от папы, заливаясь громким смехом, но Сергей настиг малыша, подхватил на руки и закружил … Улицы засыпало снегом, который не успевали вывозить за город машины, а сердце женщины наполнялась тихой радостью, которая била через край, которой хотелось делиться с прохожими , птицами, целым миром. А в коляске, которая розовевшей на фоне белого искрящегося снега, мирно посапывал красивый ангелок — маленькая Алинка.